Yandex
Google
ActySudov.ru
Вид Гражданское
Этап Первая инстанция
Регион Омская область
Суд Тарский городской суд (Омская область)
Судья Гречкань Н. И.
Категория Связанные с приватизацией жилой площади
Результат Заседание отложено
Дата 06/04/2019
Источник документа
Источник карточки дела
Распечатать: Сохранить: Отправить:

Перед Вами решение по делу 2-139/2010 ~ м-80/2010 , Тарский городской суд (Омская область) , судья Гречкань Н. И.. Также Вы можете ознакомиться с другими нормативно-правовыми документами по этому делу всех судов, входящих в судебную систему Российской Федерации: решения, приговоры, постановления, распоряжения, определения. С помощью поисковых фильтров можно изучить судебную практику и решения судов по аналогичным делам других судей.

Решение по делу 2-139/2010 ~ М-80/2010

Дело № 2-139-2010 год

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

г. Тара 24 сентября 2010 г.

Тарский городской суд Омской области в составе председательствующего судьи Гречкань Н. И., при секретаре Лукиной М. А., с участием истца Игнатенкова И.А., представителя истца по устному ходатайству Прокопченко Н.Н., представителя ответчика Елфимовой Т.В. по доверенности Омельченко М.Э., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Игнатенкова И.А. в интересах несовершеннолетней ИИА к Елфимовой Т.В., Администрации Т о признании сделки-договора приватизации жилого помещения недействительной, признании ИИА приобретшей право пользования жилым помещением, встречному исковому заявлению Елфимовой Т.В. к ИИА о признании утратившей право пользования жилым помещением,

У С Т А Н О В И Л :

Игнатенков И.А. обратился в суд с исковым заявлением к Елфимовой Т.В., Администрации Т, указав, что он состоял в фактических брачных отношениях с ВЕБ и у них имеется дочь Анастасия дд.мм.ггг г.р. дд.мм.ггг г. ВЕБ, её матери БГК и отчиму БВВ была предоставлена квартира NNN по xxx, xxx, в xxx, в которой ВЕБ была зарегистрирована. Их дочь родилась и проживала в этой квартире вместе со своей матерью с момента рождения и по май 1998 года, а затем с июня 2000 года по дд.мм.ггг года, когда он вынужден был временно забрать дочь к себе после смерти матери. В соответствии с жилищным законодательством (ст. 53 ЖК РСФСР, ст. 69, 70 ЖК РФ) его дочь приобрела как член нанимателя право пользования жилым помещением по адресу: xxx, xxx, xxx,с момента своего рождения и вселения туда вместе с матерью, которое сохраняет и сейчас, так как выбыла из него временно. дд.мм.ггг года умерла бабушка его дочери БГК, и БВВ поселил к себе в квартиру дочь от первого брака Елфимову Т.В., а дд.мм.ггг года они заключили с Администрацией Тарского городского поселения Тарского муниципального района договор приватизации квартиры. Данный договор считает незаконным, так как в соответствии со ст. 7 Закона РФ от дд.мм.ггг г. NNN «О приватизации жилищного фонда в РФ» с изменениями и дополнениями, в договор передачи жилого помещения в собственность включаются несовершеннолетние, имеющие право пользования жилым помещением и проживающие совместно с лицами, которым это жилое помещение передается в общую с несовершеннолетними собственность, или несовершеннолетние, проживающие отдельно от указанных лиц, но не утратившие право пользования данным жилым помещением. Его несовершеннолетняя дочь хотя и не проживает с ответчиками в приватизированной квартире, но не утратила права пользования ею и должна была ответчиками включена с его согласия в договор приватизации. Просит суд признать договор приватизации квартиры NNN, расположенной по xxx xxx, заключенный между БВВ, Елфимовой Т.В., и Администрацией Т дд.мм.ггг года недействительным.

В ходе судебного разбирательства Игнатенков исковые требования поддержал в полном объеме, указал, что был вынужден забрать свою дочь ИИА из жилого помещения по вышеуказанному адресу после смерти ее матери. С 1997 г. девочка была вселена в квартиру NNN xxx по xxx в xxx по месту жительства матери, таким образом, приобрела право на проживание в указанном жилом помещении. Истцом были дополнительно заявлены исковые требования о признании ИИА приобретшей право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: xxx, xxx, xxx, xxx с момента рождения, то есть с дд.мм.ггг г. По мнению истца, отсутствие регистрации в данном помещении не может служить основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, так как в соответствии со ст. 53 ЖК РСФСР, 69, 70 ЖК РФ какого-либо разрешения собственника жилья либо других нанимателей на вселение по договору социального найма несовершеннолетних детей по месту жительства их родителей не требуется, таким образом, ребенок в обязательном порядке приобретает право проживание со своими родителями, то есть у него возникает право пользования тем же жилым помещением по договору социального найма. дд.мм.ггг года он был вынужден забрать дочь из вышеуказанного жилого помещения, так как умерла ее мать, однако при этом он не имел намерения расторгать договор социального найма жилого помещения его дочерью, желал сохранить за ней право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: xxx, xxx, xxx, xxx. Пояснил, что был вынужден забрать девочку из указанного жилого помещения, так как БВВ злоупотребляли спиртными напитками, для ребенка не было никакой возможности проживать вместе с ними. За период с 2002 г. по настоящее время в какие-либо органы по поводу нарушения БВВ жилищных прав ребенка не обращался, вселить девочку в жилое помещение либо иным образом защитить ее жилищные права до момента приватизации жилого помещения не собирался, какие-либо обязанности как наниматель жилого помещения не нес, однако помогал БВВ, давал денежные средства для приобретения продуктов питания, поддерживал с ними хорошие отношения. Он зарегистрирован в доме, принадлежащим на праве собственности его матери, кроме того, у него имеется жилое помещение, принадлежащее на праве собственности, в котором зарегистрированы его жена и младшая дочь. Не может пояснить, по какой причине он не зарегистрировал Анастасию в доме своей матери, либо в принадлежащем ему на праве собственности доме. Считает, что дочь должна получить свою долю в квартире, приватизированной БВВ и Елфимовой, так как квартира выделялась БВВ с учетом болезни матери Анастасии, которой требовалось дополнительное помещение, это должно быть учтено при приватизации.

В ходе судебного разбирательства представитель ответчика Елфимовой Т.В. по доверенности Омельченко М.Э. предъявила встречное исковое заявление о признании ЕАИ утратившей право пользования жилым помещением. В ходе судебного заседания пояснила, что ответчиком не оспаривается тот факт, что с 1997 г. ИИА приобрела право пользования жилым помещением, расположенным по вышеуказанному адресу, так как была вселена туда по месту жительства своей матери, которая проживала в нем по договору социального найма. Однако требования Игнатенкова И.А. о признании договора приватизации недействительным не подлежат удовлетворению, т.к. ИИА фактически утратила право пользования спорной квартирой с момента смерти ее матери ВЕБ и добровольного выезда дд.мм.ггг году совместно с отцом по другому адресу для совместного с ним проживания. В соответствии со ст. 20 ГК РФ местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Более конкретное определение места жительства содержится в ст. 2 Закона РФ от дд.мм.ггг г. NNN «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (в ред. от дд.мм.ггг г.): это жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых. дом-интернат для инвалидов, ветеранов и другие), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством РФ. В соответствии с п. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет признается место жительства их законных представителей, в данном случае после смерти матери - место жительства отца. Таким образом, квартира по вышеуказанному адресу после смерти ВЕБ не могла являться местом жительства несовершеннолетней, в ней не проживал никто из ее родителей. С указанного момента местом жительства девочки стало место жительства ее отца, куда истец и забрал несовершеннолетнюю, в противном случае он был бы лишен родительских прав. Девочка перестала пользоваться спорной квартирой в силу добровольного волеизъявления ее отца, выезд не носил вынужденного характера, какие-либо нормы права, предусматривающие сохранение в таком случае право пользования жилым помещением отсутствуют. Добровольность фактического прекращения Анастасией права пользования квартирой подтверждается полным отсутствием каких-либо попыток вселить дочь в указанную квартиру до настоящего времени, заявить иск о запрете чинить другим лицам препятствия для вселения и проживания, отсутствие какого-либо имущества девочки в квартире, отсутствие заявления в ОМСУ об участии в приватизации квартиры и, наконец, самоустранение от несения бремени содержания данного помещения и оплаты коммунальных услуг. Отец как законный представитель Анастасии определил постоянным местом ее жительства другой дом, где он сам и соответственно его дочь приобрели на законном основании право пользования другим жилым помещением (зарегистрирован в доме своей матери по адресу xxx xxx с дд.мм.гггг.. а затем приобрел в совместную с супругой собственность другой дом по адресу xxx с дд.мм.гггг.), тем самым Игнатенков добровольно отказался от права пользования дочерью квартирой, расторг договор соц. найма квартирой на xxx, в связи с чем, Анастасией право пользования спорным помещением было утрачено еще в 2002 году. Просит суд учесть, что с 1997 г. жилое помещение, о котором идет речь, фактически, представляло из себя две квартиры с разными входами, при этом в одной его части жили супруги БВВ, а другая его часть с 2002 г. (момента смерти ВЕБ, которая жила там раньше), сдавалась в наем. При этом Игнатенков знал о сложившемся положении вещей, никогда не пытался вселиться в данное жилое помещение, хотя там можно было проживать отдельно от БВВ, что еще раз подтверждает, что выезд был добровольным. Кроме того, показания свидетелей, которые были приглашены в судебное заседание истцом, так же опровергают его доводы о вынужденном выезде несовершеннолетней по причине пьянства БВВ. Допрошенные в ходе судебного заседания свидетели показали, что БВВ поддерживали теплые отношения с Анастасией, она очень часто навещала их, оставалась ночевать, помогала по хозяйству, много времени проводила на каникулах. БВВ никогда не препятствовали Анастасии проживать вместе с ними, водили ее в школу, по требованию отца отводили домой, с ним так же поддерживали очень хорошие отношения, каких-либо конфликтов не было. Таким образом, судом установлено, что единственной причиной выезда ИИА из указанного жилого помещения в действительности явилась обязанность отца, как единственного родителя, обеспечить ребенка жилым помещением по месту своего жительства, которая для него и была вынужденной, так как в случае невыполнения данной родительской обязанности он мог быть привлечен к ответственности. Однако, не смотря на то, что отец был вынужден забрать девочку, до настоящего времени он не пытается защитить ее жилищные права надлежащим образом, не зарегистрировал ее по месту своей регистрации, либо по месту своего жительства, хотя имеет для этого все основания, ему известно о необходимости такой регистрации, так как младшая дочь зарегистрирована в принадлежащем ему жилом помещении. Просит суд так же учесть, что сначала БВВ, затем после регистрации Елфимовой Т.В. в квартире, ответчиками без участия ИИА выполняются обязанности по оплате коммунальных услуг, ремонту и содержанию спорной квартиры, уже на протяжении более 8 лет Анастасия проживает вне данной квартиры, ее отец никогда не предпринимал попыток обозначить каким-либо образом желание воспользоваться этим помещением, оплатить часть расходов на его содержание, выезд его дочери из квартиры 8 лет назад, отсутствие попыток за это время воспользоваться своим правом проживания по адресу xxx не может носить временный либо вынужденный характер и свидетельствует только об отказе от этого права и одностороннем расторжении договора найма. Таким образом просит признать ИИА утратившей право пользования указанным жилым помещением с момента смерти ее матери дд.мм.ггг г. Просит так же учесть, что каких-либо незаконных действий Администрацией Тарского городского поселения при приватизации спорного жилого помещения допущено не было, ИИА никогда не была зарегистрирована в квартире, ответчику не было известно о каких-либо претензиях истца на спорное жилое помещение. Просит так же учесть, что в соответствии с законом РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ» правом на бесплатную передачу в собственность жилых помещений пользуются лишь граждане, которые проживают в них на момент приватизации, либо сохранили право пользования данными жилыми помещениями по причине вынужденного временного отсутствия. При этом закон не связывал каким-либо образом право на приватизацию с основаниями заключения договора социального найма ранее, то есть тот факт, что изначально жилое помещение предоставлялось и ВЕБ, не может сам по себе повлечь ее участие в приватизации, на момент его приватизации она обязательно должна в нем проживать, после смерти ВЕБ каких-либо прав за ней, либо ее наследниками на участие в приватизации не сохранилось, за исключением случаев, когда они продолжали проживать в жилом помещении. Кроме того, просит суд учесть мотивацию действий Игнатенкова, который на протяжении 8 лет не заявлял о каких-либо правах на спорное жилое помещение, данный вопрос возник лишь после его приватизации, что свидетельствует о злоупотреблении истцом своего права, он намерен не защитить жилищные права несовершеннолетней, а лишь получить денежные средства от продажи жилого помещения, что никак не соответствует интересам ИИА. Просит признать ИИА утратившей право пользования жилым помещением на условиях социального найма по адресу xxx xxx xxx xxx с дд.мм.ггг года, а так же отказать в удовлетворении исковых требований к Елфимовой Т.В., Администрации Т о признании сделки-договора приватизации жилого помещения недействительной.

Ответчик Елфимова Т.В., третье лицо Артамонова Е.В., представитель ответчика Администрации Т, будучи надлежащим образом уведомленными о дате и месте судебного разбирательства, в судебное заседание не явились, ходатайств об отложении судебного заседания не заявляли.

Представитель ответчика Администрации Т по доверенности Архипова С.В. в ходе предварительного судебного заседания исковые требования ИИА не признала, суду пояснила, что на момент обращения с заявлением о приватизации спорного жилого помещения никаких данных о регистрации в нем дочери истца у ответчика не было. Так же отсутствовали данные и о том, что ИИА вообще когда-либо там проживала, в связи с чем, она и не была включена в число собственников жилого помещения.

Выслушав истца, представителя ответчика, свидетелей, изучив материалы дела, суд находит исковое заявление Игнатенкова И.А. подлежащим частичному удовлетворению, а встречное исковое заявление Елфимовой Т.В. подлежащим удовлетворению в полном объеме.

В соответствии со ст. 12, 56 ГПК РФ в качестве юридически значимых обстоятельств, подлежащих доказыванию по данному делу, судом определены факт приобретения ИИА права пользования спорным жилым помещением, а так же факт сохранения (в случае временного отсутствия) либо утраты права пользования спорным жилым помещением на момент заключения договора приватизации,

Факт заключения в 1991 году договора социального найма жилого помещения расположенного по адресу: xxx, xxx, xxx, xxx с БВВ, БГК, ВЕБ, подтверждается контрольным талоном к ордеру NNN от дд.мм.ггг года л.д. 4). В соответствии со справками Администрации Т и Т БГН и ВЕБ на день смерти состояли на регистрационном учете по адресу: xxx, xxx, xxx, xxx л.д. 5), ВЕБ умерла дд.мм.ггг года л.д. 9), БГК умерла дд.мм.ггг года л.д. 22). Таким образом, судом установлено, что с момента смерти ВЕБ и БВВ они утратили право пользования спорным жилым помещением и участия в его приватизации принимать не могут. Кроме того, на основании свидетельства о рождении ИИА судом установлено что истец и ВЕБ являются ее родителями, на момент рождения несовершеннолетней ее мать была зарегистрирована в спорном жилом помещении л.д.10).

При разрешении исковых требований Игнатенкова в части признания ИИА приобретшей право пользования спорным жилым помещение с момента ее рождения дд.мм.ггг г. суд руководствуется требованиями ст. 54 ЖК РСФСР, действовавшим на момент возникновения спорных правоотношений, в соответствии с которой наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение своих детей. На вселение к родителям их детей, не достигших совершеннолетия, не требуется согласия остальных членов семьи. На основании вышеуказанных доказательств судом установлено, что ВЕБ на момент рождения дочери Анастасии проживала в спорном жилом помещении на законных основаниях, имела право на вселение туда же своей несовершеннолетней дочери. Постановлением Конституционного Суда РФ от дд.мм.ггг г. N 3-П положение об "установленном порядке" как процедуре вселения в жилое помещение при условии соблюдения режима прописки, содержащееся в части первой статьи 54 настоящего кодекса, признано не соответствующим Конституции Российской Федерации. Кроме того факт того, что с момента рождения девочки и до смерти ВЕБ Анастасия проживала в спорном жилом помещении, не оспаривается ответчиками, либо их представителями. Таким образом, исковые требования ИИА в части признания ИИА приобретшей право пользования спорным жилым помещением с дд.мм.ггг г. подлежат удовлетворению.

При разрешении встречных исковых требований о признании ИИА утратившей право пользования спорным жилым помещением с момента смерти своей матери дд.мм.ггг года суд руководствуется требованиями ст. 60 ЖК РСФСР, так же действовавшего на момент возникновения отношений по поводу прекращения права пользования спорным жилым помещением. В соответствии с вышеуказанной статьей жилое помещение по договору социального найма сохраняется за временно отсутствующими гражданами на весь период их временного отсутствия в том числе, выезда из жилых помещений в домах государственного или муниципального жилищного фонда детей в связи с утратой попечения родителей - в течение всего времени пребывания в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, учреждениях здравоохранения, стационарных учреждениях социального обслуживания и других учреждениях независимо от форм собственности для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в приемных семьях, детских домах семейного типа. Анализ вышеуказанной нормы свидетельствует о том, что сохранение права пользования жилым помещением за несовершеннолетними детьми предусмотрено лишь в отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В этом случае государство берет на себя обязанность по защите жилищных прав таких детей и дальнейшему обеспечению их жилыми помещениями. В случае же наличия у несовершеннолетнего другого родителя, который проживал отдельно от умершего, обязанность по обеспечению несовершеннолетнего жилым помещением в соответствии с Семейным кодексом РФ, ЖК РСФСР, ГК РФ возлагается именно на этого родителя. Подобная позиция подтверждается ст. 20 ГК РФ, в соответствии с ч. 2 которой местом жительства несовершеннолетних детей является место жительства и родителей. Учитывая, что в спорном жилом помещении с момента смерти ВЕБ никто из родителей ИИА не проживал, ее отец Игнатенков И.А. имел другое место жительства, то с дд.мм.ггг г. несовершеннолетняя не могла сохранить права пользования спорным жилым помещением, так как не являлась сиротой, либо оставшейся без попечения родителей, приобрела право на пользование жилым помещением, в котором проживал истец, являющейся ее отцом. Лишь в случае ненадлежащего выполнения истцом своих родительских обязанностей и лишения его родительских прав в качестве меры ответственности за это, государством были бы взяты на себя функции по охране жилищных прав Анастасии и закреплению за ней жилого помещения, занимаемого по договору социального найма на весь период нахождения ее под опекой, она была бы признана временно отсутствующей в жилом помещении и за ней были бы сохранены все права нанимателя жилого помещения, в том числе и право на участие в приватизации. Таким образом, в соответствии с действующим на момент возникновения спорных правоотношений законодательством после смерти матери у ИИА не имелось оснований для сохранения права пользования спорным жилым помещением, либо для признания временно отсутствующей в нем.

Доводы истца о том, что выезд несовершеннолетней из спорного жилого помещения был вынужден и вызван злоупотреблением супругами БВВ спиртными напитками оценивается судом критически. Как уже указано выше право пользования спорным жилым помещением не могло быть сохранено за дочерью истца, так как после смерти матери она должна была проживать вместе с ним, именно он и должен обеспечить ее новым местом жительства совместно с собой, не зависимо от прежних условий ее проживания. Кроме того, в ходе судебного разбирательства судом были исследованы показания свидетелей ПВП, СВВ, которые являются соседями БВВ, ИСП, который приходится братом истцу. Все свидетели были допрошены в ходе судебного заседания по ходатайству истца, показали, что БВВ очень хорошо относились к Анастасии, никогда не препятствовали ее нахождению у них в квартире, не выгоняли ее. Девочка часто навещала бабушку и дедушку, гостила у них, ночевала, домой они отводили ее по требованию истца. Истец так же поддерживал с ними хорошие отношения, часто навещал. Между ними никогда не возникал вопрос о том, чтобы Анастасия проживала у бабушки и дедушки постоянно, истец его никогда не поднимал, считал, что дочь должна жить с ним. Игнатенков оказывал БВВ посильную помощь в приобретении продуктов питания. На основании исследованных судом доказательств в виде квитанций за оплату коммунальных счетов судом так же установлено, что Игнатенков никогда не нес расходов по содержанию спорного жилья, накопленный супругами БВВ долг был выплачен ответчицей Елфимовой, после того, как она зарегистрировалась в спорном жилом помещении, истец никогда не осуществлял ремонта помещения, не выполнял других обязанностей нанимателя. В ходе судебного разбирательства после допроса свидетелей Игнатенков так же признал, что поддерживал с БВВ хорошие отношения, помогал им с приобретением продуктов, девочка иногда оставалась у них ночевать, часто заходила к ним после школы. Кроме того, не оспаривал того факта что как до 2002 г., так и после спорное жилое помещение было фактически разделено на 2, каждое из них с отдельным выходом. В одном жилом помещении проживали БВВ, второе помещение они сдавали в наем. Он с этим был согласен, вселиться туда сам или вселить Анастасию он не пытался, так как дочь должна была проживать вместе с ним. Иск заявлен им в настоящее время по той причине, что после смерти БВВ Елфимова намерена продать спорное жилое помещение, а ИИА. его собственницей не является, не получит от данной продажи полагающейся ей доли. Таким образом, судом установлено, у ИИА право пользования спорным жилым помещением не могло быть сохранено в силу ст. 60 ЖК РСФСР, а кроме того, ее выезд из спорного жилого помещения нельзя было признать бы вынужденным, так как все условия для проживания в спорном жилом помещении имелись. Позиция законодателя, отраженная в ст. 60 ЖК РСФСР о сохранении права пользования несовершеннолетними жилыми помещениями, в которых не проживают ни один из их родителей, лишь в случае, если несовершеннолетние являются сиротами или лицами, оставшимися без попечения родителей, так же отражена в ст. 292 КГ РФ, 148 Семейного Кодекса РФ, в соответствии с которой дети, находящиеся под опекой имеют право на сохранение права проживания в жилом помещении. На основании вышеизложенного суд приходит к выводу, что исковые требования Елфимовой Т.В. о признании ИИА утратившей право пользования спорным жилым помещением с момента смерти ее матери дд.мм.ггг года подлежат удовлетворению.

Учитывая, что единственным основанием для признания приватизации спорного жилого помещения недействительной истцом было заявлено лишь нарушение жилищных прав ИИА, судом принимается решение об отказе в удовлетворении его исковых требований в этой части.

С целью оценки законности проведения процедуры приватизации спорного жилого помещения, судом в ходе судебного разбирательства было исследовано приватизационное дело по жилому помещению, расположенному по адресу: xxx, xxx, xxx, xxx. В ходе проведения приватизации спорного жилого помещения были учтены права всех проживающих в нем лиц, в соответствии с выпиской из лицевого счета на момент заключения договора там проживали лишь БВВ и Елфимова Т.В., что так же подтверждается копиями их паспортов л.д. 24,25).

В соответствии договором безвозмездной передачи жилого помещения в собственность граждан в порядке приватизации от дд.мм.ггг года л.д. 7-8), актом передачи жилого помещения от дд.мм.ггг года Администрация Т передала БВВ и Елфимовой Т.В. квартиру, расположенную по адресу: xxx, xxx, xxx, xxx л.д. 6) в собственность в порядке приватизации, данный договор зарегистрирован ими в установленном законом порядке л.д.26,27).

При разрешении вопроса о законности данного договора приватизации суд руководствуется требованиями ст. 2 Закона РФ от дд.мм.ггг г. N 1541-I
"О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", в соответствии с которой право на приобретение занимаемых жилых помещений в собственность имеют граждане, проживающие в них по договору социального найма.

Принимая во внимание, что на момент заключения договора приватизации в него были включены все проживающие в спорном жилом помещении лица, ИИА А. на этот момент признана судом утратившей право пользования спорным жилым помещением, суд не находит оснований для признания договора безвозмездной передачи жилого помещения в собственность граждан в порядке приватизации от дд.мм.ггг года недействительным.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ взысканию с ИИА в доход Тарского муниципального района подлежит государственная пошлина, от которой он был освобожден при подаче искового заявления.

На основании вышеизложенного, руководствуя ст. 196-198 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л :

Исковые требования Игнатенкова И.А. в интересах несовершеннолетней ИИА к Елфимовой Т.В., Администрации Т о признании приобретшей право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: xxx, xxx, xxx, xxx, удовлетворить.

Признать ИИА приобретшей право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: xxx, xxx, xxx, xxx, с дд.мм.ггг г.

Встречные исковые требования Елфимовой Т.В. к ИИА о признании утратившей право пользования жилым помещением удовлетворить.

Признать ИИА утратившей право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: xxx, xxx, xxx, xxx, с дд.мм.ггг года.

В удовлетворении исковых требований Игнатенкова И.А. в интересах несовершеннолетней ИИА к Елфимовой Т.В., Администрации Т о признании сделки-договора приватизации жилого помещения, расположенного по адресу: xxx, xxx, xxx, xxx, недействительной, отказать.

Взыскать с ИИА в доход бюджета Тарского муниципального района государственную пошлину в размере 200 руб.

Судья подпись

Решение не вступило в законную силу.

Решение в окончательной форме изготовлено дд.мм.ггг года.

Решение суда по делу 2-139/2010 ~ М-80/2010, Тарский городской суд (Омская область) стр.2 Решение суда по делу 2-139/2010 ~ М-80/2010, Тарский городской суд (Омская область) стр.3